Глина — это соль земли

Акботе Балкыбек 23 года. Она красива, талантлива, и творчество занимает в ее жизни место на пьедестале. Она мечтает создать школу для особенных детей, которым могла бы помочь работа с глиной. Акбота по своему опыту знает, что искусство способно исцелять душу и тело…

Глиняная аюсайская коллекция

Гости первого в Алматинской области визит-центра «Аюсай» привыкли к тому, что здесь проводит мастер-классы  Акбота  Балкыбек. Она привозит глину и инструменты для работы с этим хрупким материалом. Однажды Акбота поставила на столы вазы с засушенными ветками и цветами, разложила салфетки и скалки. Участники мастер-класса раскатывали глину, прикладывали к ней растения, еще раз проходили по поверхности скалкой и на глине оставался отпечаток. После этого тарелке придавалась любая форма. Так пополняется  аюсайская коллекция глиняных изделий.

Акбота рисует с детства, ремесло осваивала с подросткового возраста, окончив художественную школу, колледж и Казахскую национальную Академию искусств им. Т.К. Жургенова.

— Нам преподавали разные предметы, чтобы мы могли выбрать свое направление в искусстве, — говорит Акбота. — Я понимала, что мое творчество должно смотреться со всех сторон. Я должна видеть его в объеме, а не в плоскости, выбрала керамику и стала участвовать в разных конкурсах.

В живописи и скульптуре она воспевает степь и героев эпоса, отдавая предпочтение теме любви и гармонии. Ее работы находятся в частных коллекциях Санкт-Петербурга, Лондона и других городов. А глина для нее — это ощущения, земля, стихия.

Клин клином

— Я долго работала в холодном помещении, с влажной глиной, которую приходилось поливать холодной водой, и серьезно заболела. Любимая работа выбила меня из седла, но та же любимая работа помогла исцелиться. Ведь того, о чем все время думаешь, в твоей жизни становится больше. И чтобы не думать о болезни, я спасалась тем, от чего пострадала. Ведь клин клином вышибают. А когда я занимаюсь творчеством, то могу быть в глине с головы до пят. Мне нужны одиночество и тишина, или классическая музыка, и тогда я забываю о сне и пище. Любимая глина меня и истощает, и поддерживает. Я перенесла операцию, стала подогревать для работы воду, чтобы снова не застудить руки, и через год вылечилась.

В 2017 году Акбота открыла свою студию. Преподаватель-керамист  Г.З. Досмагамбетова помогла ученице выкупить печку. Полгода Акбота работала, не покладая рук, чтобы вернуть долг. Преподаватель не взяла денег. Ведь если человек нашел свой путь и шагает по нему без оглядки, вся вселенная приходит на помощь. Сейчас за год через студию Акботы проходят  тысячи учеников. Среди них есть и особенные дети.

Целительное творчество

— Я обучаю детей с последней стадией аутизма, детей, которые не могут говорить. Вначале переживала о том, что взвалила на свои плечи неподъемный груз. Но раз они пришли ко мне, значит, так должно быть и я должна научиться терпению. Они не воспринимали моих слов, кричали, бросали глину. Аутисты видят реальность по-своему, и однажды я подумала — пусть этот ребенок делает, что хочет. Но к концу занятий с удивлением  поняла — он выполнил задание, и это я не сумела завоевать его доверие. Значит, надо изменить подход. Я просила родителей  оставаться за дверью, стала интересоваться детской психологией, изучать особенности проявлений аутизма. Через полтора месяца с начала занятий ребенок начал говорить и стал обнимать меня. Тогда я поверила, что творчество помогает. Мне нужно больше опыта, чтобы я точно знала, как строить работу с особенными детьми. Я изучаю рынок и надеюсь на поддержку неравнодушных людей,  чтобы особенные дети приходили ко мне без платы. Я иду к своей цели и в искусстве, и в создании школы для детей, чтобы глина — эта соль земли,  помогала им выздоравливать.

Читайте также

Меню